«Пассажир ударил меня за несладкий кофе»: честное интервью с бывшей стюардессой
Работа в команде Путешествия Увольнение

«Пассажир ударил меня за несладкий кофе»: честное интервью с бывшей стюардессой

Zarplata

Зарплата.ру встретилась с Юлией, которая 3,5 года подарила небу. Она работала бортпроводницей в одной известной российской авиакомпании, а затем решила оставить полёты навсегда. Почему? Сейчас сами всё узнаете!


— В небе больше романтики или ответственности?

— Я знала, куда и на что иду, у меня не было иллюзий, что всё только красиво, романтично и легко. Готовилась к тяжёлым условиям — на деле всё оказалось ещё сложнее. Опять же я понимала, что у меня не будет командировок по всему миру, не получится постоянно лежать на пляже и загорать между рейсами.

Все мои позитивные ожидания разбились о коллектив. Очень много сотрудников в возрасте и со стажем. Молодая стюардесса будет работать за двоих, если идёт в рейс с опытной. В первые рейсы ты отправляешься с инструктором, который больше не направляет, а следит, чтобы выписывать замечания. По итогу ты думаешь не о том, как предоставить качественный сервис пассажирам, а как правильно встать и сесть, чтобы тебя не наказали.


О какой-то сплочённости нет и речи. Очень много сплетен, все перемывают друг другу кости, пишут на коллег жалобы.

Самый нелепый выговор, который мне сделали, — за маникюр. У меня ногти были не накрашенные, просто аккуратные и подстриженные. Отчитала меня инструктор с маникюром цвета фуксия.


Инструктор может снять у бортпроводника туфлю и измерить каблук. Если не 4, а 3,8 сантиметра (если стёрлась набойка, никого это не волнует) — выговор. Начальство само мотивирует старших бортпроводников делать больше замечаний. Если последние недостаточно придирчивы — значит не хватает знаний, плохой специалист.


— Я посмотрю много стран?

— Для этого нужно работать на чартерных рейсах по туристическим направлениям. Я летала на регулярных. Это на 90% ночной Якутск или другие российские города. Иногда, правда, случаются суточные-двухсуточные командировки в Турцию, Китай, ОАЭ (есть определённый список). Сначала, как правило, направляют инструкторов и начальство, так как у них есть возможность поставить себе эту командировку. Ты (стюардесса) тоже можешь ее заказать, но вероятность, что сразу полетишь, гораздо меньше и не зависит от того, опытный ты или нет.

Я поначалу думала попробовать попасть в зарубежную авиакомпанию. Тем более периодически проходят Open Days (дни открытых дверей), в которые ты можешь испытать судьбу. Отбор, конечно, жёсткий, там тысячи желающих, но зато условия работы лучше, возможность увидеть много стран, стандарты одинаковы для всех (если у тебя из пучка будет торчать волос, его могут обрезать, старший ты бортпроводник или неопытная стюардесса).


— Куда меня отправят в первый рейс?

— У всех по-разному. Первые четыре рейса у меня были в Новый Уренгой (Ямало-Ненецкий автономный округ), Дюссельдорф (Германия), Анапу (Краснодарский край) и Ларнаку (Кипр).


— Обязателен ли макияж? У меня будет красивая форма?

— Скорее всего, будет красивой, но удобной ли и качественной — вопрос. Иногда приходится подшивать форму под себя. Макияж обязателен, это прописано в регламенте (у большинства компаний). Ресницы должны быть аккуратными, не слипшимися, губы — накрашенными. Татуировки могут
быть, если их не видно.


— У меня будет большая зарплата?

— Нет! Я пришла работать бортпроводником четыре года назад. Сначала было обучение в Москве, на котором платят стипендию. А потом стала получать в районе 50 тысяч в месяц, самая большая зарплата за эти годы — 71 тысяча.


— Я смогу накопить на квартиру в Москве?

— Даже на квартиру в провинциальном городе у нас некоторые ребята брали ипотеку.

А когда ничего не платили в пандемию, ребята подрабатывали в такси или курьерами. В пандемию, когда перелёты отменяли, я получала и по девять тысяч в месяц. В авиакомпании, в которой я работала, ещё и воспользовались какой-то лазейкой в законе и отменили доплату за вредность работы.


— Что я должна делать, когда самолёт не в небе?

— Подготовка к рейсу не легче самого рейса. Мы самостоятельно несколько часов таскаем эти тюки с едой, пледами, салфетками и прочим. Когда вы как пассажир заходите в самолёт, с нас уже сошло семь потов.
Всё нужно посчитать, подписать. Если у тебя оружие на борту, ты несёшь за него ответственность. Ждёшь под бортом, когда его загружают и когда выгружают. Ладно летом, но иногда приходится и полчаса стоять в -50 ℃ — ждать, пока весь багаж выпустят, чтобы подписать акт приёмки-передачи, а потом сдать оружие сотруднику службы безопасности.


— Влияет ли работа на здоровье? Как вы его сохраняете?

— Кто-то носит компрессионные чулки, но у меня нет проблем с варикозом. Обострилась проблема с суставами от того, что постоянно в режиме «села-встала-села-встала». Память стала кратковременной, как у рыбки. Я не помнила, что было день назад из-за того, что режим сна постоянно съезжал. Сейчас уже полгода не работаю, и постепенно всё восстанавливается.

Вообще, на здоровье все стараются не жаловаться.


— Есть ли скидки и бонусы для бортпроводников и родственников на перелёты, гостиницы и прочее?

— Есть скидки на перелёты для самого бортпроводника, супруга, родителей и детей. Как её получить? (Прим. ред.: речь конкретно о той авиакомпании, в которой работала Юлия, в других процедура может выглядеть иначе). Покупаешь билет на корпоративном сайте, в нём написано не место, а Stand by. То есть, если в самолёте будут свободные места, ты полетишь. При этом перед тобой в очереди директора, начальники, технари. Не осталось места — разворачиваешься и едешь домой, меняешь билет на другую дату.
Скидка составляла около двух тысяч по России в одну сторону (я летала на Камчатку и на Кавказ). Иногда дешевле оформить путёвку у туроператора, которая включает перелёты.

— Что самое сложное в работе?

— Длинные ночные рейсы. Например, до Симферополя и обратно — около 10 часов непрерывной смены. Ты прилетаешь до пункта назначения, пересаживаешься в другой самолёт, готовишь его к полёту, возвращаешься обратно без отдыха.

Есть ещё такое понятие, как продлённая смена, это когда рейс задерживается. Тебя отправят поесть, несколько часов попросят подождать в аэропорту, а затем заново на предполётную медкомиссию. В итоге смена может растянуться на сутки. От недосыпа и переутомления меня тошнило и трясло. Поэтому конец рейса всегда был праздником. Минимальный перерыв между сменами — 12 часов.


— Как стать стюардессой?

— Подаёшь заявку на сайте авиакомпании. Тебе перезвонят и попросят перевести что-то на английский, в основном простые фразы. Если пройдёшь это тестирование, тебя пригласят на собеседование. Без элементарных знаний английского шансы практически нулевые. Недавно ввели в качестве проверки ролевые игры — нужно рассказать, как будешь вести себя в той или иной ситуации. Потом медкомиссия, которую, кстати, тоже непросто пройти. Есть серьёзные критерии по здоровью, которые прописаны в федеральных авиационных правилах. Финальный этап — практика в учебном центре и полёты с инструктором.


— Кем можно работать с этой профессией, если перестать летать?

— Стюардесса, которая устроилась в авиакомпанию после школы и ничего не
заканчивала, может пойти в официантки. Вполне логично, если вспомнить, чем стюардессы занимаются на борту (в том числе разносят курицу или рыбу). Плюс стрессоустойчивость развивается, что полезно при постоянном контакте с людьми. Если есть какое-то образование, конечно, можно устроиться по профессии.

Я уволилась пять месяцев назад, нигде не работаю, торгую на бирже из дома и отлично себя чувствую.

— Расскажите о трудностях, которые возникают при работе с пассажирами?

— Есть ситуации, в которых бортпроводник вообще никак не может помочь, но не признаётся в этом.

Обращается ко мне женщина, в истерике просит принести на борт сумку, которую забыла в аэропорту. Во-первых, если пассажирка выйдет из самолёта, обратно уже не зайдёт — придётся заново проходить все досмотры, просто опоздает. Во-вторых, никто другой ей эту сумку на борт не занесёт. Конечно, я постараюсь успокоить тем, что передам информацию сотрудникам аэропорта. Но про сумку стоит забыть и просто лететь.

Конфликтные, даже неадекватные пассажиры тоже встречаются.

Пассажир начал возмущаться, что я подала ему кофе и не спросила, нужен ли сахар. Начал орать: “Ты почему мне сахар не предложила”. Пояснила, что в его наборе еды есть сахар, который он может добавить, если хочет. На что мужчина всё равно хамил, толкнул меня, когда я подавала кипяток другому человеку. Всё разлилось на другое сиденье, к счастью, там никого не было. Происходящее он снимал на камеру. Я держалась спокойно и сказала, если он и дальше так будет себя вести, я пожалуюсь командиру воздушного судна и по прилёте его встретит полиция. Не успокоился. Когда я пошла дальше с тележкой, он со всей силы ударил меня рукой по бедру. Об инциденте всё-таки сообщила руководству. Дебошира наказали.

Вообще, с работой бортпроводников произошло странное искажение. Нас сравняли с обслуживающим персоналом, считают нормальным хамить, дерзить, даже поднимать руку. Думают, что мы не люди. Дошло до того, что мне было стыдно рассказывать кому-то, что я работаю стюардессой. Мне даже в такси в форме неловко было ездить.


— Самая опасная ситуация на борту, с которой вы сталкивались?

— Летели на Камчатку. Там очень тяжёлые воздушные массы из-за океана, гор, а тогда совсем не задалось. Самолёт страшно трясло, судно начало приземляться, а затем снова взлетело. Траектория захода на посадку длинная, я поняла, что снова ждать полчаса, а потом всё повторится.
Напарница, которая к тому моменту отлетала уже 15 лет, сидела и молчала. Спрашиваю: «Лена, что с тобой?» А она мне: «Заткнись, я молюсь». Тогда я поняла, что это всё. В итоге из-за плохих метеоусловий мы сели с третьего раза. Я потом от стресса ни говорить, ни двигаться не могла нормально.


Вместо послесловия


Авиация — это серьёзная работа. Может, после моего интервью кто-то и передумает идти в бортпроводники. Но стоит помнить, что любой труд наполнен своими проблемами и имеет «тёмные» стороны. Меня не восхищала ни красивая форма с галстучком, ни возможность путешествий… Но каждый раз, когда мы поднимались в небо и за несколько часов преодолевали тысячи километров, я замирала от осознания, что человек смог изобрести самолёт и поднять его в небо. Разве не чудо?