«Ушёл из органов и не жалею»: может ли бывший следователь стать хорошим адвокатом
Человек дела Работа в команде Увольнение

«Ушёл из органов и не жалею»: может ли бывший следователь стать хорошим адвокатом

Zarplata

Зарплата.ру встретилась с частным практикующим адвокатом Коллегии адвокатов Западно-Сибирского региона Павлом Зининым. Мы выяснили, может ли бывший работник правоохранительных органов стать непредвзятым защитником. А ещё разобрались, как построить карьеру на этом поприще и научиться не только спасать невиновных людей от тюрьмы, но и смягчать наказание виновным.


— Расскажите о работе в правоохранительных органах. Какими делами занимались? Почему оставили службу в МВД?

В период с 2011 по 2018 год я работал в правоохранительных органах — в Федеральной службе по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) с 2011 по 2016 год и далее в Главном следственном управлении Министерства внутренних дел России (с 2016 по 2018), после того как ФСКН был упразднён, а расследование дел по наркотикам оказалось в ведении МВД.

Занимался расследованием уголовных дел организованной наркопреступности. Службу проходил на территории Кемеровской области. Учитывая, что подобная преступность имеет большие охваты, приходилось вести расследования от Владивостока до Калининграда. Для производства следственных действий и мероприятий приходилось неоднократно выезжать за пределы родного региона в различные субъекты нашей необъятной страны.

Когда понял, что у меня достаточно навыков и опыта в этой категории дел, решил уходить в адвокаты. Тем более что я изначально планировал быть защитником. Ещё в какой-то момент, расследуя массу уголовных дел, поймал себя на мысли, что стал хладнокровным.

Матери обвиняемого сказал собирать различные характеристики на сына, если дадут 15 лет — хороший для него приговор, в ладоши хлопайте. Она в слезах, а я никаких эмоций не испытываю. Тогда и сделал выбор уйти из органов, о чём сейчас совсем не жалею.

— Оружие и наркотики связаны? Правда, что наркотики и оружие может купить каждый?

— Однозначно ответить на этот вопрос сложно. Из моей практики: дела по незаконному обороту оружием и наркотиками часто связаны.

Когда работал следователем, мы ловили и почти “сицилийскую мафию”, у которой целая сеть с чёткой иерархией. Есть производители, компьютерщики, собственная система безопасности.

Что касается приобретения этих предметов и веществ, к сожалению, в современных реалиях это не представляет особых сложностей. Достаточно иметь банковскую карту, телефон и доступ в интернет. Всё ещё есть масса бесконтактных способов получения наркотиков и оружия незаконным образом. С этим борются, но результат есть не всегда.

— Как считаете, людей, которые сами употребляют, нужно лечить или наказывать?

— У нас много наркозависимых, их становится всё больше и больше, потому что, как я сказал ранее, способы приобретения запрещённых веществ становятся более доступными и быстрыми.

Большая часть тюрем заполнена осуждёнными за хранение наркотических средств, которые чаще всего оказываются как раз просто наркозависимыми, а не распространителями. На мой взгляд, такие люди нуждаются в своевременном и качественном лечении, а не в наказании.

— Бывает такое, что человек не виноват. Как быть в таком случае?

— Защита людей, которые невиновны в совершении преступлений, попадает под самую сложную категорию дел. Есть даже профессиональный афоризм среди адвокатов: «Худший клиент — это невиновный клиент».

У наших правоохранительных органов сформирован очень чёткий обвинительный уклон, с которым тяжело работать. Если вы оказались в такой ситуации (подозреваемого/обвиняемого) вам нужно запастись силами и средствами, нанять хорошего адвоката, который поймёт вашу позицию, выработает нужную тактику защиты ваших прав и интересов.

— Вам жаль тех, кто виновен? Их родителей?

— Я бы не использовал слово «жаль». Но к каждому своему подзащитному и его родственникам я эмоционально проникаюсь, так как для них это большое потрясение. Всегда стараюсь помочь не только профессионально, но и психологически, чтобы клиенту было комфортно, и мы могли эффективно работать на защиту его интересов, несмотря на его виновность (в этом случае мы работаем на смягчение наказания) или невиновность.

— В правоохранительных органах большая нагрузка в работе?

— Большая нагрузка на оперативных сотрудников и следователей. За последние годы произошёл самый большой отток кадров из Министерства внутренних дел. Многие люди не выдерживают нечеловеческой нагрузки, оплата за которую не соответствует фактически потраченным времени, эмоциям и силам.

— Сейчас вам больше нравится ваша работа? Чем именно?

— Работа адвокатом мне нравится гораздо больше.

Во-первых, в этой области тебе чаще благодарны за деятельность, раньше только ругали: «Вот, ты гад, посадил моего сына».

Во-вторых, сам получаешь удовлетворение за полученный результат, когда спасаешь кого-то от тюрьмы.

В-третьих, ты более свободен, мобилен, можешь сам выбирать время на отпуск и не зависеть от планов по раскрываемости преступлений. В МВД однажды я работал каждый день своего отпуска.

— Прошлое место работы помогает в адвокатской практике? Как?

— Во время службы мне удалось выяснить, какие тактики и методики применяются для вычисления преступников. Все знания сейчас успешно применяю в делах по защите моих доверителей по уголовным делам, чтобы строить эффективную линию защиты.

— Как стать действительно грамотным адвокатом?

— Необходимо получить высшее юридическое образование, стаж в профессии не менее двух лет. Также сдать квалификационный экзамен, его принимает комиссия из судей, адвокатов, депутатов местного собрания и пр. Проверяют знания по всем отраслям права: уголовный процесс, арбитражный, гражданский, жилищный. Экзамен состоит из тестирования и устных ответов.

Далее требуется принести присягу адвоката и найти адвокатское образование (содружество, ассоциация, контора), которое примет вас в свои ряды.

А чтобы стать именно грамотным адвокатом, нужно постоянно совершенствовать свои навыки, следить за повесткой в уголовном мире, изучать материалы чужих дел, учиться работать с разными людьми, чтобы лучше их понимать. Качество работы приобретается с опытом и самообразованием (в год я трачу на различные курсы около 150 тысяч рублей). Важен и хороший наставник на первое время.

Нужно всегда тщательно готовиться к заседаниям. Бывают дела по 12 томов, в которых 98 свидетелей. Каждая деталь в материалах важна. Это тяжёлый труд, не стоит думать, что нужно быть просто оратором, как демонстрируют адвокатов в фильмах. Работать защитником — это примерно тоже, что всегда держать в браузере по две тысячи работающих закладок.

При этом у меня не только уголовные дела, но и, например, арбитражные споры, которые порой затягиваются на несколько лет.

— Кому точно не стоит идти в адвокаты?

— Думаю, что в адвокаты не стоит идти неуверенным в себе людям и тем, кто не готов брать на себя ответственность.

Когда вы работаете защитником по уголовным делам — на ваших плечах судьба человека. И это, поверьте, очень тяжёлый груз.